Профессор АлтГУ Валерий Мищенко: «В России есть только 10-15 регионов, которые способны безболезненно перенести кризис»

Банкфакс.

Российские регионы имеют довольно мрачные перспективы по выходу из текущего социально-экономического кризиса. На фоне падения ВВП, снижения зарплат и уменьшения индекса промпроизводства надежда только на те субъекты, где модель заточена под добычу полезных ископаемых. Об этом в ходе международной конференции, прошедшей в Барнауле 27-28 июня, рассказал профессор кафедры региональной экономики АлтГУ Валерий Мищенко.

— В начале небольшая ремарка. Считаю, что планирование на самом деле не самый плохой способ осуществления экономической деятельности, если мы, конечно, держим в уме четко сформулированный конечный результат. В России — огромное количество субъектов (85 регионов). Сразу оговорюсь, что у нас наблюдается парадоксальная ситуация — если мы будем развивать тренд на сельское хозяйство, то сложно будет ожидать высокого уровня занятости населения и подъема ВВП, также не будут решены и некоторые другие вопросы. Поэтому разговоры о том, что мы должны сконцентрироваться исключительно на аграрном секторе, на мой взгляд, не имеют под собой каких-то серьезных обоснований. Скажу больше — российскую экономику следует развивать не по образцу высокоиндустриальных стран Запада, а скорее в одной парадигме с государствами со схожими географо-климатическими характеристиками. В первую очередь я имею ввиду Канаду (почти такая же северная страна, как и мы по своему расположению) либо Австралию: помимо огромных площадей, что есть и у Канады, по сути это полупустые пространства, где компактность населения местами крайне низкая. У нас же сейчас в экономической мысли присутствует иная крайность — либо идеализируем советский опыт, либо ориентируемся условно на американскую модель. Ни то, ни другое, на мой взгляд, нам не подходит. Структура ВВП России далека от того, чтобы относить ее к развитым экономикам.

В условиях начавшегося еще в 2014 году кризиса произошло максимальное падение обрабатывающих производств практически в каждом из субъектов РФ. Это то, что давало ранее прирост ВВП, налоговые поступления и, конечно же, значительную занятость среди населения. Относительно благополучными российскими регионами я бы назвал в этой связи Башкирию, Омскую область, Липецкую, а также Калужскую области. Если в первых двух основной упор сделан на нефтепродукты и иное химическое производство, то в последней развивается автомобилестроение. На территории Калужской области располагается целый ряд заводов по сборке автомобилей. Кстати, мы в 2013 году даже вышли на первое место среди европейских стран по потреблению автомобилей на душу населения. Но вскоре правда покинули верхнюю строчку.

Так называемые сырьевые регионы РФ, конечно, гораздо более спокойно переносят текущий кризис, что в общем-то было предсказуемо. Так, если мы возьмем к примеру Тюменскую область, Архангельскую область, где только добыча полезных ископаемых превышает 60 % во всей структуре экономики, то для них последствия кризиса куда менее болезненны. Аналогичная ситуация еще в несколько субъектах РФ — Якутии, Оренбургской, Томской областях и Республике Коми. Могу сказать, что такая структура экономики формирует картину, когда до 80 % сосредотачивается именно в сырьевой сфере. Таким образом на те же строительство, сельское хозяйство у данных территорий остается суммарно не более 20 %.

Стоит добавить, что число сырьевых регионов в РФ не превышает 10-15 субъектов, это порядка 12-17 % от общего числа административных единиц. Только эта малочисленная группа имеет какие-то перспективы не только пережить кризис, но и выйти из него, укрепив свои позиции. Помимо уже упоминавшихся территорий сюда бы я причислил Тюмень, Иркутскую и Сахалинскую области. Основной вывод — в меньшей степени от текущего кризиса пострадали сырьевые регионы, в большей части — те субъекты, где развивается сфера услуг. Так, к примеру до 31 % ВРП Москвы формируется за счет торговли. Последствия, я думаю, вы и сами сможете просчитать. Аналогичная картина складывается по Брянску, Дагестану, Свердловской области, Санкт-Петербургу и др. Ко всему этому я бы добавил, что сфера услуг в России — понятие до известной степени специфическое, не следует его отождествлять с западными образцами. В нашем случае здесь практически отсутствует финансовый сектор, а также сектор IT-технологий. Сейчас, судя по обрывочным данным статистики, произошло и некоторое увеличение в общем производстве доли ВПК, которая до 2014 года все же понемногу уменьшалась. Так, мы знаем, что только для Алтайского края на 2015 год госзаказ в сфере ВПК составил 17 млрд рублей (будет задействовано 11 предприятий). К примеру, у РФ значительно выросла доля на мировом рынке в сфере вертолетостроения — с 2 % до 12-13 %, причем здесь также идет пресловутое импортозамещение. Если ранее двигатели для машин производились преимущественно на Украине, то после всем известных событий было организовано строительство профильного завода под Санкт-Петербургом. Помимо военной продукции, мы видим активное развитие и отчасти в сфере пищевой промышленности. Однако в целом жесткое ручное управление экономикой предполагает, что задача по импортозамещению в отдельных сферах если и будет решена, то не раньше, чем в течение 2-3 лет.

Думаю, уже очевидно для всех, не только экспертов, что точкой приложений российских капиталов — в том числе это видно и по созданию инфраструктуры в данном направлении, будет на долгое время Азия, в первую очередь — Китай, Турция и Казахстан. Это будущее России.

Читать далее >>>

Добавить комментарий